devol (_devol_) wrote in su_industria,
devol
_devol_
su_industria

Categories:

Спеццеха на Сталинградском тракторном заводе

Photobucket
Сборка тракторов на Сталинградском тракторном заводе

С конца 20-х годов в СССР принимались планы по расширению производства военной техники и вооружений. Одним из ключевых направлений планирования была т.н. "танковая программа" - стране Советов нужно было много бронетехники, однако производственная база по ее выпуску создавалась крайне медленно. В феврале 1931 года Комиссия по обороне Совета труда и обороны (СТО) запланировала такой уровень годового производства танков: Т-27 - 16000 штук, Т-26 - 13800, средних танков БТ (Кристи) - не менее 2000. 1 августа 1931 года Комиссия приняла еще одно постановление, касающееся мер по контролю за реализацией этого плана. В частности, большое внимание было уделено производству брони.

Проблемы с броней

Такое внимание было обусловлено тем, что в СССР отсутствовала технологическая база для массового выпуска броневой стали (проката). В качестве предприятий, которые должны были производить броню были включены Ижорский, Кулебакский, Мариупольский металлургические заводы, а непосредственно сборка танков была намечена на Сталинградском тракторном заводе и Харьковском паровозостроительном.

Металлургические заводы планы по выпуску броневого проката в 1932 году благополучно провалили. Так, на Ижорском заводе вместо запланированных 10 спецпечей работало к концу 1932 года лишь 3, при этом брак по броне доходил до 90%. Поэтому вместо задания по изготовлению 200 корпусов для Т-26 предприятие сделало лишь 16, а по танкам БТ - 6 из 100.

На Мариупольском заводе весной 1932 года так и не удалось запустить производство углеродистой брони, из-за чего задание у предприятие было отнято, а его директора - товарища Дыренкова - лишили полагавшегося за иные заслуги ордена Ленина. В танковую программу вносились постоянно изменения, однако к концу 1932 года (на 1 октября) она была выполнена едва ли на треть - вместо 5150 танков было произведено реально лишь 1825 машин.

Проблемы с производством брони советская промышленность решала еще очень долго, и только после 1937-1938 годов ее выпуск был в целом нормализован на Мариупольском, Выксунском, Кулебакском и Ижорском металлургических заводах. При этом общий объем производства этого вида стали оставался относительно небольшим - в 1940 году было изготовлено 75 тыс. тонн броневого проката.

Photobucket
Танки Т-34 в августе 1941 года на дворе СТЗ

СТЗ как центр танкостроения

Вопрос о том, планировался ли на СТЗ изначально выпуск бронетехники остается открытым, однако вышеупомянутое постановление Комиссии обороны от 8 августа 1931 года определяло создание на СТЗ нескольких цехов танкосборочного производства. Эти цеха в советских документах шли с приставкой "спец". Мощности планировались таким образом, чтобы уже с 1932 года цеха в режиме мирного времени могли выпускать 100 танков в месяц, а в военное время - до 1200 Т-26 и 500 комплектов запчастей. К концу 1931 года здания спеццехов были построены, однако, как докладывал глава НКВМ (наркомат военных и морских дел) М.Н. Тухачевский в записке от 8 декабря 1931 года В.М. Молотову, "к монтажу оборудования еще не приступили, так как последнее не было импортировано, что ставит под угрозу выполнение программы".

Стоимость оборудования для спеццехов была на 1932 год установлена в размере 3 млн. золотых рублей (1,5 млн. долларов США). К июню 1932 года ситуация в цехах была такова:

- сталелитейный цех №2 - из-за дрязг между руководством завода и НКТП (наркомат тяжелой промышленности) не был решен вопрос с импортом;
- опытный цех (сборочный) достраивался;
- сталелитейный цех №1 - начаты опыты по цветному и чугунному литью.

Самый оптимистичный прогноз (ВМТО) говорил о выпуске танков лишь с января 1933 года. Однако, как не сложно догадаться, прогноз не сбылся. В постановлении Нижне-Волжского крайисполкома ВКП (б) от 15 июля 1933 года прямо говорились, что цеха не были готовы и к середине 1933 года.

"Литейный цех готов на 68%, обе электропечи запущены в эксплуатацию, в цехе более 100 вагонов не вывезенной земли. В механосборочном цехе №2 строительство завершено, монтаж выполнен только на 60%".

Всего в механосборочном цехе должно было стоять 188 станков (114 импортных и 74 советских). Низкие темпы работ в докладе крайисполкома объяснялись следующими проблемами: нехватка порядка 6000 рабочих (строителей, монтажников), отсутствие проводов и кабелей, необходимость ждать выполнения заказа в Великобритании на поставку оттуда двух мощных компрессоров. Компрессоры были заказаны на август 1933 года, но поступили с опозданием.

В апреле 1934 года ситуацию со спеццехами на СТЗ обрисовал в своей записке заместителю главы НКТП И.П. Павлуновскому начальник Управления механизации и моторизации РККА И.А. Халепский. По данным Халепского, опытный цех уже работал, строительство литейного наконец-то было завершено, однако все спеццеха страдали от нехватки рабочей силы, а самым важным недостатком было то, что средства, отпущенные на военное производство на тракторном заводе, руководство предприятия направляло на "иные нужды и работы, не имеющие отношения к специальным". Всего в 1933 году СТЗ сдал государству только 5 танков Т-26.

Согласно плану 1934 года, от спеццехов ждали выпуска 120 танков, но, как уже понятно, план выполнен не был. Причины неудач были подробно разобраны в записке Комиссии партийного контроля на имя И.В.Сталина от 29 мая 1934 года (подписанты - Н. Куйбышев и А.Петровский). Помимо уже вышеупомянутых причин, в записке говорилось, что строительство "ведется бесхозяйственно и дорого". Формально это сказывалось на освоении средств, отпущенных на строительные работы. Так, в 1931 году из отпущенных 12,5 млн. рублей было освоено лишь 7,75 млн. рублей, в 1932 году из 37,3 млн. рублей освоили лишь 26,37 млн. рублей, в 1933 году из 73,25 млн. рублей освоено было только 42,36 млн. рублей. В 1934 году НКТП установил объем капвложений на строительство спеццехов в размере только 60,8 млн. рублей.

Photobucket
Несамостоятельность советской инженерной мысли воплотилась в производстве универсальных тракторов СТЗ-5, созданных по английскому прототипу. При этом запуск этого трактора в производство затянулся на 2 года

Итоги

Общие итоги выпуска танков Т-26 на СТЗ лучше всего продемонстрировать результатами производственной деятельности его спеццехов. В 1933 году предприятие произвело 5 танков, в 1934 - 23, в 1935 году - 115 машин, в 1936 - менее 70, 1937 - 0 танков, 1938 году - около 30 Т-26. Танки Т-26 производства СТЗ ничем не отличались от сделанных на основном производителе этих машин - заводе № 174, кроме более высокой стоимости и меньшей технической надежности. Хотя серийное производство Т-26 на СТЗ развернуть не удалось, единственным плюсом стало то, что завод приобрел опыт танкостроения, что пригодилось при производстве танка Т-34.

Были на СТЗ попытки и создания собственного конструкторского бюро по проектированию бронетехники. Специальный конструкторский экспериментальный отдел в 30-х годах разработал несколько моделей новых танков: СТЗ-25 - легкий колесно-гусеничный и гусеничный СТЗ-35, которые прошли заводские испытания, но в 1939 году все опытные работы по танкостроению на СТЗ были прекращены.

В конце 1940 года спеццеха СТЗ собрали несколько десятков танков Т-26, и тогда же перед предприятием была поставлена задача наладить выпуск танков Т-34. Всего было запланировано произвести на СТЗ до 1000 этих машин. План в количественном отношении был провален - к 1 мая СТЗ сумел произвести только 130 Т-34. Впрочем, это можно считать даже успехом предприятия, на котором почти 8 лет до этого не могли наладить сборку танков Т-26.

Источники:
И.В. Быстрова. Советский военно-промышленный комплекс: проблемы становления и развития (1930-1980-е годы). С. 76 - 87. М., 2006.
Альманах "Фронтовая иллюстрация". "Сталинградская тридцатьчетверка". №4, 2006.


Tags: ВПК, Машиностроение, НКВМ, НКТП, СТЗ, Спеццеха, Танкостроение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments