devol (_devol_) wrote in su_industria,
devol
_devol_
su_industria

Categories:

Социальный груз советского предприятия



В нашем сообществе уже был опубликован пост по финансам, кредиту и денежному обращению в советской индустрии. Чтобы дорисовать картину общих специфических условий, в которых существовали промышленные предприятия СССР, необходимо также дать хотя бы краткий анализ социальной нагрузки на советские заводы.

Общие рамки плановой и распределительной системы возлагали на государство большие обязанности по устроению социальной сферы людей. Поскольку процесс планирования, ценообразования, финансирования и снабжения физически не мог осуществляться из единого центра (по понятным причинам), то большой пласт этих задач был возложен непосредственно на сами предприятия. По сути, советское предприятие было неким микро-государством, которое не столько занималось своей прямой задачей – промышленным производством, сколько строило дома, снабжало теплом и электроэнергией жилые кварталы, содержало на своем балансе огромное количество объектов социальной инфраструктуры и даже аграрного сектора (т.н. "подсобное хозяйство"). В число объектов на балансе входили дома отдыха, профилактории и пансионаты, поликлиники, больницы, бассейны, детские сады и ясли, комбинаты питания, овощебазы, т.н. «подшефные» колхозы и школы, жилые дома, спортивные объекты. Помимо этого заводы оказывали различные виды материальной помощи трудящимся, а также располагали собственной сетью бытового обслуживания.

Предприятия снабжали рабочих продуктами питания (по тем или иным карточкам) в своих столовых и буфетах, предоставляли стройматериалы, талоны на одежду и обувь, а также даже выделяли земельные участки рабочим под огороды. Таким образом, сфера социального действия индустриального предприятия советской эпохи была гигантской, абсолютно несравнимой по размаху с западными стандартами. Собственно, благодаря ей в СССР удалось построить достаточно долговременную и крепкую планово-распределительную систему с редуцированным (специфическим) денежным обращением. О том, как она функционировала в 30-40-х годах, будет показано на примере ММЗ «Серп и Молот».

1930-е годы

В 30-х годах одновременно с реконструкцией предприятия на заводе была создана система комбината общественного питания: в нее вошли фабрика-кухня, диетическая столовая, 8 рабочих столовых в цехах и 20 буфетов. Стоимость обеда составляла примерно около 1 рубля (средняя зарплата на заводе в начале десятилетия составляла порядка 230-250 рублей, к 1939 году она выросла до 370-410 рублей). Несмотря на постоянные жалобы рабочих на скверное питание, антисанитарию и очереди, система общественного питания давала им все же некоторые преимущества по сравнению с другими горожанами, лишенными доступа к ведомственным и заводским столовым в тяжелые времена.

В 1931 году на «Серп и Молот» был создан закрытый рабочий кооператив (ЗРК), который занимался снабжением рабочих продуктами питания по карточкам в соответствии с «нормами рабочего снабжения». Постоянный поток жалоб на гигантские очереди, воровство и мошенничество привел к тому, что по решению СНК от 4 сентября 1932 года все ЗРК на предприятиях были переформатированы в ОРСы – отделы рабочего снабжения, подчинявшиеся только администрации. Помимо ОРСов администрация завода использовала такой инструмент, как прикрепление наиболее отличившихся рабочих (ударников и т.п.) к системе распределения государственных магазинов – например, ЦУМа, где они могли отоварить свои талоны.

В 30-х годах с целью снабжения заводом своих рабочих продуктами питания ему были переданы Московский овощной трест и продовольственная база в Реутово. Предприятие также оказывало шефскую помощь Можайскому району Московской области – в обмен на профиль и т.п. металл, помощь рабочей силой - колхозы района выделили для ММЗ 30 гектаров земли под огороды, а также обязывались поставлять определенное количество овощей (морковь, лук, капуста) и картофеля.

В 30-х годах во всех цехах были созданы медпункты, стала развиваться заводская поликлиника. В Кучино (Московская область) был создан лечебный диспансер, а в 1936 году предприятие открыло детский пионерлагерь в Можайском районе, а также профилакторий. В 30-х годах ММЗ имел также на своем балансе 4 детских сада.

В 1931-1932 годах завод построил 6 бараков для рабочих, в 1933-1934 годах был построен дом на 200 квартир (вообще, завод строил жилье на 15 различных площадках в Москве, но основная часть приходилась на Реутово и Новогиреево).

Справка: к 1938 году советские предприятия содержали 1838 санаториев и 1270 домов отдыха, более 12 тыс. пионерских лагерей. К 1941 году, на основе постановления СНК СССР от 7 октября 1940 года в стране более 1 млн. рабочих и служащих имели огородные участки, на которых они умудрялись даже держать животных. В частности, «огородники» содержали 30% всех коров в стране, 27% свиней и 10% овец.

1940-е годы

В годы войны система заводского социального обеспечения находилась в скверном состоянии, поскольку ее затронул общегосударственный кризис, связанный с войной и резким падением выпуска товаров «народного потребления» и продовольствия. Известно, что рабочие в 2-3 раза увеличили в это время площадь своих огородов, однако жалобы на скверное питание, отсутствие возможности отоварить карточки и рост цен в колхозной торговле (см. тут: Цены на рынках в городах Поволжья и Урала (1940 - 1941) и Цены на продукты и зарплата в промышленности (1940 - 1945)) были устрашающе постоянными. Несмотря на рост зарплат у рабочих (до 600-660 рублей в месяц в среднем, хотя были и ударники, получавшие до 1200-1400 рублей) резко выросли т.н. «добровольные» взносы (соцкульбыт, займы и т.п.) – ежемесячно каждый рабочий отдавал из своей зарплаты до 120-130 рублей. Кроме того, разовые сборы за спецодежду составляли от 70 до 135 рублей (раз в год).

Поэтому к концу войны положение с продуктами питания и снабжением вообще было главным в настроениях рабочих. Очень остро стояли вопросы с мошенничеством и произволом в системе распределения. Примечательно, что даже во время лекции о фултонской речи Черчилля на «Серпе и Молоте» рабочие из зала засыпали лектора вопросами такого характера: «Нельзя ли обеды в столовых заменить сухими пайками?».

Жилищное строительство во время войны завод практически не вел, а существующее жилье за это время серьезно обветшало. К 1945 году жилой фонд завода состоял из 104 строений, среди которых было 68 домов и 36 бараков. Из них только 3 дома были благоустроенными, остальные – ветхими. Общая площадь жилого фонда составляла 27 623 кв. метра и на ней проживало 6443 человека. Cостояние жилого фонда было ужасающим (в частности, долго не могли решить вопрос с ассенизацией). Кроме того, затраты по его содержанию ложились на предприятие тяжелым бременем, поскольку плата за жилплощадь была ниже ее фактической себестоимости. К примеру, одно койко-место за год обходилось заводу в собственном общежитии в 56,2 рублей, тогда как рабочий платил за нее 32 рубля. Помимо того, ММЗ арендовал площади у государственных учреждений и даже частных лиц – там расценки на одно койко-место доходили (по себестоимости) до 140 рублей в год.

Поскольку государство было не в состоянии решать жилищную проблему, эта забота была целиком на предприятиях. Несмотря на все их усилия, строительство жилья шло по остаточному принципу и отставало намного от реальных потребностей. ММЗ «Серп и Молот» постоянно проваливал планы по заводскому строительству жилья, из-за чего к 1950 году состояние дел с жилым фондом завода констатировалось как «чрезвычайно скверное».

Справка: в 1947 году предприятия министерства черной металлургии построили более 5000 домов в порядке «индивидуального строительства». Однако план по строительству домов на 1948 год в количестве 9000 был не выполнен.

К 1946 году ОРС ММЗ «Серп и Молот» включал в себя: 3 продуктовых магазина, 1 промтоварный, 12 столовых, 2 продуктовых базы, 1 товарную базу, 2 овощехранилища, 1 перевалочную базу овощей, 1 трикотажную мастерскую, 1 обувную мастерскую, сушильный цех для овощей, а также 2 совхоза (в Реутово и Владимирской области). Магазины и мастерские были прибыльными, остальные объекты – убыточными. По итогам 1945 года чистый убыток ОРС составил 82 тыс. рублей. В магазинах рабочие могли купить продукты сверх установленных норм, а мастерские снабжали их верхней одеждой и обувью. Всего на предприятии в 1941-1946 годах существовало 13 норм питания рабочих – наибольшее получали работники «горячих цехов». Возникавший иногда (уже после войны) излишек продуктов в система ОРСа позволял организовывать доппитание рабочих. К примеру, в июне 1947 года оно выглядело так: 70 грамм мяса, 200 грамм овощей, 2 пирожка, 200 грамм творога, 60 грамм картофельной муки и 30 грамм сухофруктов на 1 человека в день.

С 1947 года на заводе действует специальный пункт раздачи молока. Помимо собственных ресурсов (подсобного хозяйства), администрация завода прибегала к т.н. «децентрализованным закупкам» продовольствия (у частников, колхозов и совхозов). Так, на 1947 год завод закупил дополнительно 100 тонн картофеля, 50 тонн мяса (собственное подсобное хозяйство дало 110 тонн), 150 тонн овощей, 5 тонн маринованных грибов и 5 тонн сушеных фруктов. Помимо этого, завод помогал рабочим с семенами овощей для их огородов (в частности, было выделено в 1947 году 20 тонн картофеля на семена). Ударников труда премировали одеждой и обувью (это продолжалось вплоть до 1954-1955 годов). Помощь для огородов не ограничивалась одними семенами - ударникам, в частности, выделялись стройматериалы (древесина и железо).

После денежной реформы 1947 года объемы натуральной помощи предприятия начали сокращаться, поскольку некоторые ее виды были переданы районным властям (тресту столовых, исполкому и т.д.). Впрочем, как показала дальнейшая практика, государство не могло полностью взять на себя заботу о функционировании распределительной системы.

Источник: Маркевич А.М., Соколов А.К. "Магнитка близ Садового кольца": стимулы к работе на московском заводе "Серп и Молот" в 1883-2001 гг. М., РОССПЭН, 2005.
_______________________________________________________________________

Причина такой широкой социальной ответственности советского предприятия находилась в контексте общеэкономических и социальных условий, которые были сформированы в конце 20-х годов. Курс на свертывание НЭПа, на создание административно регулируемой экономики и централизованное распределение (на основе лимитов и карточек) вкупе с резким снижением уровня жизни населения и редуцированием товарно-денежных отношений до минимума привел к ситуации, когда государство оказалось не в состоянии обеспечить даже индустриальных рабочих тем или иным минимумом. Государственная и коммерческая государственная торговые сети не справлялись со своими функциями, аграрный кризис начала 30-х годов, резкий рост городского населения привели к масштабным перекосам. Фактически, в 1929-1935 годах система натурального распределения в СССР только выстраивалась.

При этом формально в СССР продолжали выпускать товары "народного потребления", открывались магазины кооперативной и госторговли, но товары через сеть в буквальном смысле не "проходили" - гнили на складах, банально разворовывались или же - будучи плодом приписок - растворялись в воздухе. Невозможность для государственного аппрата проконтролировать реальные поставки приводила к ситуациям, когда снабжение по тем или иным нормам хронически срывалось. Подробнее о ситуации в торгово-распределительной сети СССР см. доклад Р.С. Землячки на Пленуме ЦК ВКП(б) от 30 октября 1931 года (будет скоро выложен).

Все это означало для предприятий необходимость стремиться удержать рабочую силу, обеспечив ее, как минимум, питанием и хоть какой-то одеждой. По сути, предприятия брали на себя функции государства, помогая таким образом хоть как-то расшивать "узкие места". Впрочем, оговорюсь еще раз, речь не шла о социальной ответственности и т.п. вещах - речь шла о банальном выживании работников заводов. В противном случае, заводы остались бы без рабочей силы, а страну потряс бы страшнейший по силе социально-экономический кризис.
Tags: ВОВ, Внутреннее потребление, Главспецсталь, Жилищная проблема, Заработная плата, Индустрия, Металлургия, Наркомчермет, Серп и Молот, Снабжение, Советский тыл, Социальная сфера, Строительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments