devol (_devol_) wrote in su_industria,
devol
_devol_
su_industria

Categories:

Г.И. Ломов. Выполнение I пятилетки по нефти и углю

Photobucket
Выступление заместителя Председателя Госплана СССР, члена ЦК ВКП(б) Г.И.Ломова по докладу И.В.Сталина «Итоги первой пятилетки и народнохозяйственный план 1933 г.»
Из стенограммы объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) 7-12 января 1933 г.
8 января 1933 г.
_________________________________
Мы имеем величайшие политические и хозяйственные достижения в итоге победоносного выполнения первой пятилетки. В области топлива, в частности, в ценностном выражении, выполнение плана первой пятилетки по всем видам топлива достигает 99%. Если же мы переведем все виды топлива в условное топливо, то пятилетка по топливу выполнена на 97%. Достижения грандиозные. Это выполнение плана доказывает, насколько были неверны часто повторявшиеся и в наше время установки буржуазных экономистов о том, что наша страна имеет органический дефицит в топливном балансе и что мы и на будущее время от этого органического дефицитного топливного баланса не избавимся.

Однако, выполнив пятилетку по топливу, мы сейчас должны обратить большое внимание на ряд опасных симптомов в каменноугольной и нефтяной промышленности. Необходимо не только отмечать величайшие успехи, которых мы достигли, выполнив первую пятилетку, но нужно вскрывать и те дефекты, которые выявились при выполнении плана и по углю и по нефти. По нефти пятилетка выполнена в 2,5 года. Это блестящая победа! Но, выполнив пятилетку в 2,5 года, мы в остальные 1 г. и 9 месяцев дали прирост по нефтяной промышленности всего на 2,5 процента.
Вы понимаете, насколько опасна такая стабилизация добычи, когда у нас необычайно быстро растет тракторный парк, когда авто- и танкостроение идет бурными темпами, развивается экспорт. Необходимо обратить самое серьезное внимание на положение нефтяной промышленности
Если обратимся к нашему каменноугольному фронту, то здесь имеются грандиозные достижения. Так же, как и в нефтяной промышленности, проведена реконструкция, применяются последние новейшие технические методы. Несоменно, здесь имеются такие грандиозные сдвиги, которыми не может похвастаться ни одна капиталистическая страна за такой короткий период. Но каменноугольная промышленность полностью плана пятилетки в 4 года не выполнила. Рассматривая работу Донбасса, мы должны будем обратить внимание на то, что за последние 3 года средний годовой прирост по Донбассу выражался количественно в 4 млн. тонн добычи в год. Для выполнения предварительной наметки добычи во второй пятилетке по Донбассу в пределах 85 миллионов тонн, этот прирост в 4 млн. тонн нас никак не может удовлетворить. Тем более он никак не может нас удовлетворить потому, что мы уже сейчас вложили в Донецкий бассейн около 900 млн. рублей в капитальное строительство против плана первой пятилетки в 700 млн. рублей, т.е. значительно перевыполнили этот план. Мы сейчас можем требовать от Донбасса, чтобы он дал нам такие темпы, которые обеспечивали бы возможность во второй пятилетке полностью ликвидировать дефицит в нашем топливном балансе.

Общее количество новых шахт, без реконструируемых, находившихся в стройке, по данным Главтопа, составляет 319, мощностью около 220 млн. тонн. Если мы введем всю их мощность, то с лихвой покроем все задания по второй пятилетке. Однако, если присмотреться к тому, как пускаются в действие эти новые шахты, то необходимо отметить ряд вопиющих явлений, которых не должно быть у нас. Прежде всего надо отметить, что ряд шахт, которые мы считаем пущенными, на самом деле дают всего процентов 20-60 их проектной мощности, и почти ни одна из крупных пущенных шахт в Донбассе и Кузбассе не дает добычи, близкой к проектной мощности. Пусковой период длится течение полутора-двух лет, и все же до этой проектной мощности так и не дошли.

Приведу пример. Возьмем такую крупную шахту Рутченковского района, как шахта 17-бис. Она уже в прошлом году считалась пущенной. Между тем эта шахта при проектной суточной добыче в 4 тыс. тонн дает лишь около 350 тонн. Шахта «Карл» пущена в эксплуатацию 1,5 года тому назад, дает сейчас лишь 20% проектной мощности. Шахта «Американка» в Донбассе 3 года не выходит из положения новостройки. Шахта № 8-А в Горловке - громадная шахта - дает несколько процентов от проектной мощности.

Каково положение в Кузбассе? Возьмем в Кузбассе такую шахту, как шахта № 5-6 мощностью в 1,5 млн. тонн. Глубина шахты 80 метров, она должна быть законченной в 1,5 года. Сейчас прошло 3 года, шахта пущена в эксплуатацию, но вместо суточной добычи в 5 тыс. тонн она дает 1 тыс. тонн. Эти шахты пущены в эксплуатацию. Но у нас громадное большинство шахт строится, причем строится по 5-7 лет - это чрезвычайно, скорее, невероятно длительный срок. В практике нашей каменноугольной промышленности установился такой порядок, что для того, чтобы довести новые шахты-новостройки до пускового периода, а потом после пускового периода до близких к проекту цифр добычи, нужно чуть не 10 лет. Это совершенно невозможное положение. С ним нужно во что бы то ни стало покончить. Прежде в Донбассе крупными шахтами считались шахты в 200-300 тыс. тонн годовой добычи. Теперь мы переходим на тип гораздо более крупных шахт - часто свыше миллиона тонн, примеров которых в прежней практике Донбасса и других районов не было.

Однако строительство этих гигантов протекает таким образом, что освоить эти шахты в небольшой промежуток времени после пуска мы не могли и не можем. Из 319 новостроек - шахт с добычей свыше 1 миллиона тонн проектной мощности каждая - 73 шахты. Каждый район хочет обязательно строить шахты-гиганты, и не одну, а сразу целую пачку, и в результате они не могут быть вовремя освоены, строительство растягивается на долгие годы, часто проекты не считаются с возможностью нашего машиностроения. Такие случаи имеются в Кузбассе, где ряд шахт-гигантов по 1,5 млн. тонн рассчитаны на такой тип скипового подъема, который наши заводы никогда не изготовляли и пока не могут изготовить (шахты № 5-6, 105, № 7, 8, 9 на Прокопьевском руднике Кузбасса), в результате одни из них идут на временных клетях и дают 20% мощности, на других, которые вступают в строй, также приходится устанавливать временный клетевой подъем. В этом отношении мы имеем ряд разрывов, которых нам нужно во что бы то ни стало избежать во второй пятилетке. Нужно уже в 1938 году сосредоточить все внимание на основных пусковых крупных объектах, направляя на них главную массу материально-технического снабжения, людей и т.д.

Возьмем пример из другого, мощного района - Урала. Там заложена 6 лет тому назад шахта № 1, тоже шахта-гигант. Теперь, когда с величайшими затруднениями в течение 5-6 лет прошли шахту до пласта, обнаружилось, что одно крыло этой шахты расположено под жел.-дор. магистралью, в результате приходится это крыло отсекать - это на Урале, где нам дорога каждая тонна угля.
Перехожу к вопросу о производительности труда в каменноугольной промышленности. В прежнее время, в 1913 году, производительность на одного трудящегося вместе со служащим и рабочим равнялась 13,7%, а в 1932 г. мы имеем те же 13% с небольшим, т.е. фактически производительность труда в каменноугольной промышленности, несмотря на гигантские вложения, несмотря на механизацию, осталась на уровне 1913 г., на уровне недопустимо низком. Поэтому упор тезисов на необходимость во что бы то ни стало в ближайшиц 1933 г. и во всей второй пятилетке сдвинуть вопрос производительности труда с мертвой точки, как никогда и нигде, актуален.

Мы добились гигантских успехов в области механизации, главным образом механизации подрубки, но механизация всего комплекса работ, о чем говорила комиссия тов. Молотова, отстает неимоверно. За какое основное звено надо еще ухватиться? Это, в первую очередь, подземный транспорт. Ведь протяжение всех подземных дорог в шахтах Донбасса большее, чем расстояние от Москвы до Ленинграда. Пока еще мы тащимся на лошадином транспорте, откатка механизирована всего на несколько процентов.

Перехожу к вопросу о нефти. Вы знаете, что в последний год добыча стабилизировалась. К чему это приводит? В результате этого на будущий 1933 г. против добычи этого года, против 22 с небольшим млн. тонн, мы имеем программу в 24,5 млн. тонн. При этих условиях невозможно сверстать без дефицита баланс в области нефтетоплива. Если мы не примем каких-то героических решений в этой области, мы будем иметь дефицит нефтетоплива в 1933 г. в 2 млн. тонн. Прогресс в области переработки идет: у нас с каждым годом происходит более глубокий отбор нефтепродуктов, мы больше отбираем от каждой тонны бензина, керосина и других светлых продуктов и меньше остается мазута. И поэтому на 1933 г. у нас дефицит мазута - 2 млн. тонн, если добыча останется в 24 млн. тонн. Особенно тяжела будет зима 1933-1934 гг. Не лучше и по керосину. Керосин - это наше главное топливо для тракторов. Дефицит по керосину на 1933 г. достигает около 900 тыс. тонн. Это или отразится на экспорте, или на внутреннем рынке, или, наконец, на тракторном парке. Вы прекрасно понимаете, насколько тяжелы эти цифры. И нам нужно во что бы то ни стало найти возможность для увеличения программы, для увеличения добычи, для того, чтобы уже в 1933 г. справиться с этим.

Уже теперь мы должны поставить,себе ясно задачу в области нефтедобычи на 1934 г. Мы не можем выйти с программой по нефтетопливу меньше, чем в 30 млн.тонн. К этому надо во что бы то ни стало подготовиться. Если мы выйдем с меньшей программой, мы будем испытывать большие затруднения. Почему мы испытываем такие затруднения с нефтью? Основное, это невыполнение программы по бурению: в 1931г. было пробурено 132 тыс. метров, а в 1932 г. - всего 140 тыс. метров. За последние годы нефтяная промышленность неудовлетворительно снабжалась оборудованием. В 1930 г. нефть получила оборудования на 154 млн. руб., в 1931 г. - на 138 млн. руб., а в 1932 г. - всего на 107 млн. руб. Из года в года дается все меньше, а в это время дебет скважин падает и процент фонтанной добычи уменьшается. И в области каменноугольной промышленности и в области нефтепромышленности мы должны учитывать те трудности, с которыми мы встретились в первой пятилетке. Мы их преодолеем, но преодолеем в том случае, если вся партия обратит свое величайшее внимание на те дефекты, которые выявились в процессе исполнения первой пятилетки.

Мы разбили в пух и прах теорию буржуазных экономистов об органическом дефиците в балансе топлива в нашей стране. Мы имеем возможность, опираясь не на одну базу, а на ряд баз в разных концах нашей страны, увеличить добычу гигантски. Ресурсов у нас вполне достаточно. Во вторую пятилетку мы должны покончить со всеми затруднениями в области топливоснабжения. А для этого уже в 1933 г. нам придется выправить некоторые наметки, в частности по нефти, а для 1934 г. их увеличить до 80 млн. тонн, ибо иначе мы не удовлетворим потребности нашего сельского хозяйства, экспорта, растущей авиации и внутреннего рынка. Необходим величайший нажим нашей партии и мобилизация внимания к вопросам нашей каменноугольной и нефтяной промышленности.
Tags: ВКП (б), Госплан, Документ, Индустриализация, Ломов, Нефтедобыча, Нефтяная промышленность, Пленум ВКП (б), Производство, Пятилетка, Сталин, ТЭК, Угольная промышленность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments